Инкрустация в древности

«Инкрустация» происходит от латинского слова incrustatio — покрытие чем-либо. Оно употребляется в двух значениях. Во-первых, это техника декорирования изделий путем врезания в поверхность кусочков разнообразных материалов (металла, кости, перламутра и т. д.), отличающихся от декорируемой поверхности цветом или фактурой. Во-вторых, это самостоятельная область декоративно-прикладного искусства, включающая произведения, созданные в технике инкрустации. В инкрустации врезные элементы и поверхность предмета должны составлять единую плоскость.

Среди материалов, пригодных для инкрустирования поверхностей, встречаются драгоценные и цветные металлы.

Инкрустация по дереву насчитывает в своей истории много веков. Еще в Древнем Египте существовали специальные мастерские. На одной из фресок гробницы фараона Рехмира изображены четыре мастера, инкрустирующие ларец фигурками бога Осириса. В 20-е годы нашего века английский археолог Говард Картер обнаружил гробницу Тутанхамона с множеством предметов, часть из которых богато инкрустирована.

Мастера Древнего Египта выполняли инкрустации из коры деревьев, кожи, радужных крыльев жуков, из древесины кедра и черного дерева, слоновой кости, фаянса, драгоценных камней, золотой фольги.

Благодаря раскопкам удалось обнаружить, что техника инкрустирования мебели бронзой, золотом, слоновой костью и цветным стеклом была широко распространена в Ассирии и Вавилоне. О расцвете этого искусства рассказывают поэты древности: Гомер, Павсаний, Аристофан, Еврипид и др.

Самые древние упоминания, встречающиеся у греческих авторов, об украшении деревянных предметов художественными наборами относятся к гомеровской эпохе (XII—VIII вв. до н. э.). В поэмах «Илиада» и «Одиссея» Гомер, повествуя о жизни и борьбе древних греков, обращает внимание и на развитие различных искусств и ремесел. Наиболее подробно Гомер сообщает об инкрустировании предметов быта в Древней Греции в разговоре Одиссея и Пенелопы, где Одиссей рассказывает об изготовлении им деревянного ложа из маслины, богато украшенного золотом, серебром и слоновой костью. Причем ценность этих сведений возрастает за счет того, что описывается весь процесс изготовления предмета, в том числе указываются инструменты, которыми Одиссей работал: «... у маслины ветви обсек и поблизости к корню ствол обрубил топором, а отрубок у корня отовсюду острою медью его по снурку обтесав, основание сделал кровати, его пробуравил и скобелью брусья выгладил, богато золотом их, серебром и слоновой костью украсив».

Сведения о более позднем периоде в жизни Древней Греции и развитии ее искусств и ремесел можно почерпнуть из «Описания Эллады» древнегреческого писателя II в. Павсания. Павсаний, кроме сведений по греческой мифологии и истории, оставил в своем труде подробнейшие описания наиболее достопримечательных произведений архитектуры и искусства своей страны. Он отыскивал изделия седой старины и фиксировал их в своих записях. Так, перечисляя художественные произведения храма Геры в Олимпии, Павсаний наряду со статуями из слоновой кости и золота упоминает и так называемый ларец Кипсела: «...ларец сделан из кедра, на нем изображения сделаны из слоновой кости, золота, а некоторые из того же кедра». О характере декора этого ларца у Павсания имеются подробные сведения. Ларец имел форму параллелепипеда, а изображения шли на всех четырех стенках в пять поясов. Над изображениями имелись надписи, поясняющие сцены. Павсаний дает описание сюжетов на всех пяти поясах.

О сложности этих многофигурных композиционных поясов можно судить хотя бы по небольшой выдержке из Павсания: «Если начать осмотр этого ларца снизу, то на первом его поле изображены следующие его сцены. Эномай преследует Пелопса, держащего Гипподамию; у каждого из них по паре лошадей, но у коней Пелопса есть крылья. Вслед за этим изображен дом Амфиария, а какая-то старуха держит на руках Амфилоха, еще грудного ребенка; перед домом стоит Эрифила, держа ожерелье, а рядом с ней ее дочери — Эвридика и Демонасса и... ее сын Алкмеон...» Павсаний отмечает, что творец этого ларца неизвестен, а надписи на нем сделал «коринфянин Эвмел».

Немецкий искусствовед XIX в. Христиан Шерер отмечал, что фигуры на этом ларце были выполнены из золота и слоновой кости и врезались в фон из древесины кипариса. Иногда, наоборот, фигура была из кипариса, а фон составляли вставки из золота и слоновой кости.

В том храме Геры Павсаний упоминает еще несколько изделий с инкрустацией: «ложе... диск Ифита и стол. Стол же, сделанный из слоновой кости и золота, является творением Колота».

Инкрустация слоновой костью — распространенный вид декоративного оформления деревянных изделий и деталей интерьеров. Ею отделывались колесницы, столы, кресла и даже потолки и стены комнат. Слоновая кость ввозилась в Древнюю Грецию из Индии и Эфиопии. Искусство инкрустации в Древней Греции достигло наивысшего расцвета после победы Эллады в греко-персидской войне (500—449 гг. до н. э.). Художественный набор инкрустации обогащается в этот период как новыми сюжетно-композиционными решениями, так и новыми материалами, новыми технологическими приемами. С этого периода в арсенале мастеров инкрустации Древней Греции появляется черное дерево. Великолепным произведением этого периода является трон Зевса в храме Зевса в Олимпии: «Трон украшен золотом, драгоценными камнями, черным деревом и слоновой костью. На нем сделаны изображения животных... Между ножками трона проходят четыре бруска... На той перекладине, которая обращена прямо к выходу, семь изображений... Это все изображения состязаний. На остальных перекладинах изображен отряд Геракла, сражающийся с амазонками. Число людей и с той и с другой стороны доходит до 29».

До наших дней дошли подлинные саркофаги, найденные при раскопках Керчи (Древнего Пантикопея), относящиеся к периоду расцвета Древней Греции. В Эрмитаже хранится саркофаг, относящийся к IV в. до н. э., богато инкрустированный черным деревом и слоновой костью.

В средние века появилась особая разновидность инкрустации — чертозианская мозаика (от названия итальянского монастыря Чертоза Павийская, где расцвело это искусство). Она покрывала предметы мелким нарядным узором. Склеивали несколько длинных брусьев разного сечения и цвета так, чтобы в торце полученного бруска образовался геометрический узор. Затем этот брусок распиливали поперек на тонкие пластинки (рис. 1), которыми оклеивали украшаемые плоскости.


Рис. 1 Схема выполнения чертозианской мозаики

В чертозианской мозаике дерево соседствовало с перламутром, металлом и слоновой костью. В Эрмитаже находится несколько предметов, инкрустированных чертозианской мозаикой. Большинство из них венецианского происхождения (рис. 2).


Рис. 2 Деталь кресла. Черное дерево. Чертознанская мозаика. XVI в.

Высокого совершенства достигло искусство инкрустации в эпоху Возрождения.

Об исключительной выразительности инкрустации XVII— XVIII вв. можно судить по изделиям французского королевского мебельщика Андре Шарля Буля (1642—1732 гг.). Мебель Буля покрывалась сплошным декоративным узором, в котором сочетались золоченая бронза, медь, латунь, цинк, свинец, олово, серебро с темными пластинками черепахового панциря. Чтобы обогатить плоскость, Буль оставлял под полупрозрачными черепаховыми пластинками красный фон, металлические элементы покрывал тончайшей гравировкой. Инкрустации Буля, созданные по его же рисункам, отличаются неистощимой фантазией растительных композиций (рис. 3).


Рис. 3 Деталь комода. Техника «Буль». XVIII в.

Этот вид инкрустации впоследствии применяли другие мастера для декора деревянных изделий. Такими наборами, например, украшены двери зала Леонардо да Винчи в Эрмитаже.

Из русских мастеров инкрустации известны оружейники Московского Кремля Евтихий Кузовлев, Филипп Тимофеев, Филипп Бандырев, Григорий и Леонтий Вяткины, создавшие свои произведения в XVII в. Художники орнаментировали ложа «винтованных пищалей» перламутром, слоновой и моржовой костью, золотыми гвоздиками. Среди изображений, врезанных в приклады, встречаются человеческие лица, фигуры всадников, звери, птицы, растения (рис. 4).


Рис. 4 Деталь ложа пищали. Инкрустация. XVII в.

Инкрустация. Другие документы